Бизнес-омбудсмен Лариса Невидайло: «Тюменская область – единственная в Уральском округе, где бизнес прирос»

О весомой роли бизнеса в общем объеме экономики страны говорится много и на разных уровнях. Президент указывает на необходимость увеличения вклада малого и среднего бизнеса в ВВП страны. Новое правительство берет цель в приоритет. Но в среднем самочувствие бизнеса продолжает ухудшаться – не то что показывать прирост, а выжить многим становится трудно. Об этом говорит статистика. Как чувствует себя бизнес в Тюменской области, «ФедералПресс» рассказала уполномоченный по защите прав предпринимателей в регионе Лариса Невидайло.

ЭКСПЕРТ

https://img2.fedpress.ru/thumbs/100x100/2017/11/39/33dc9e980cb62a9c3ebb249bbb4cde3c.png

ЛАРИСА НЕВИДАЙЛО

ПОДРОБНЕЕ

Лариса Кирилловна, есть разные исследования, которые в целом отражают посыл, что бизнесу тяжело. По данным агентства FinExpertiza, к примеру, в Тюменской области в прошлом году закрылось в 2,4 раза больше бизнесов, чем открылось новых. Так ли печальна ситуация?

— Есть разные методики оценки, нет смысла их обсуждать, но и игнорировать их мы не можем. И в целом факты свидетельствуют о том, что общероссийская тенденция именно такая. Что касается Тюменской области, в этом исследовании показатели региона приближаются к средним по округу. Однако, по данным реестра МСП, мы единственный регион УрФО, где бизнес прирос: прибавилось 440 субъектов предпринимательской деятельности за 2019 год. Другие регионы в округе имеют отрицательную динамику. При этом отмечу, что и у нас, и в других субъектах наблюдается перекос: закрываются юрлица, но растет число ИП.

Сколько предпринимателей в Тюменской области

С чем, по-вашему, связана такая тенденция?

— Это показатель общей неуверенности предпринимательского сообщества в завтрашнем дне, в своих возможностях. Люди не видят перспектив в масштабировании бизнеса. На мой взгляд, тут играют роль несколько факторов. Во-первых, череда изменений в федеральном законодательстве, введение маркировки, сертификации, единых государственных информационных систем. Все это создает дополнительную организационную и финансовую нагрузку на малые и средние предприятия. Особенно пострадали микро- и малые, те, у кого нет штатных юристов, бухгалтеров. Далее необходимо упомянуть усиление налоговой нагрузки на фоне ухудшающихся экономических условий, усиление фискального органа. Отменили ЕСН, последовательно отменяют для разных категорий и вот-вот отменят ЕНВД. При этом инструменты финансового контроля, внедряемые со стороны государства, сделали систему более прозрачной, уходить от налогов стало опасно. Безусловно, неуплата налогов – это неприемлемо. Но мы же сейчас называем реальные причины, а в реальности у предпринимателя был выбор – сэкономить на налогах или сворачивать бизнес. Кроме того, малые предприятия в сфере торговли столкнулись с нарастающей конкуренцией со стороны торговых сетей. Особенно болезненно это сказалось на бизнесе в муниципальных районах.

Постоянное изменение правил игры для бизнеса, как я понимаю, влияет и на уровень правовой грамотности.

— Действительно, предприниматели не успевают отслеживать все нововведения в законодательстве. Но, несмотря на это, правовая грамотность бизнеса растет, и это меня очень радует. Чтобы поддержать предпринимателей, и я как уполномоченный, и сам бизнес организуем немало обучающих и консультационных мероприятий для этого. Одно из последних – Единый день отчетности, на котором более 30 представителей контрольно-надзорных органов и ресурсоснабжающих организаций проводили консультации и отвечали на вопросы предпринимателей, собравшись на одной площадке.

Кроме того, хочу сказать, что уровень грамотности среди городских бизнесменов и сельских разный. И подходы к тому, чтобы оказывать поддержку предпринимателям здесь, в городе, и там, на селе, тоже должны быть разными. Именно поэтому служба уполномоченного по защите прав предпринимателей заинтересована сейчас прежде всего в тиражировании опыта на уровень муниципалитетов и сельских поселений.

Служба помогает на местах

Вы говорите об общественных помощниках бизнес-омбудсмена на местах?

— Да. Институту омбудсмена седьмой год, мы и раньше активно работали с нашими сельскими территориями. В течение года мы (я говорю о себе и специалистах своей службы) неоднократно бываем в каждом муниципальном образовании и городском округе. Фактически неформальные общественные помощники в муниципалитетах у нас появились уже давно – это бизнесмены с активной жизненной позицией, которые входят в разные комиссии при администрациях, советы при мэрах. В своей работе мы опирались на этих активистов. Но сейчас, когда мы набрали какой-то кредит доверия у предпринимателей, когда к нам стало много обращений, пришло время формализовать инструменты работы.

И так совпало, что именно в Год сельского предпринимателя (объявлен в Тюменской области. – Прим. ред.) мы официально назначаем в муниципальных образованиях региона общественных помощников омбудсмена и специалистов, которые будут оказывать помощь pro bono (бесплатно). Таким образом у нас появятся конкретные лица, которые отвечают за то, чтобы бизнесмену на месте была оказана консультация. Думаю, что это тоже даст свой результат.

Для нашего региона это важно еще и потому, что он территориально большой. Предпринимателям из села не всегда доступно ездить в Тюмень за помощью и советами.

Как часто приходят за помощью к уполномоченному

Службе уполномоченного уже седьмой год. Как изменился характер обращений от бизнеса в динамике?

— Вы знаете, изменился. Если раньше шли с вопросами, которые касались каких-то конкретных ситуаций, то сейчас люди указывают на некие системные ошибки, в том числе в действующем законодательстве. К примеру, у нас в Винзилях есть очень активный предприниматель, который выступает с инициативой, что сельского предпринимателя нужно выделить в отдельную категорию на законодательном уровне. Постараемся решить этот вопрос.

Зачем выделять сельских предпринимателей в отдельную категорию?

— По сути это такой инструмент, который необходимо принять на федеральном уровне, чтобы развязать руки органам власти в регионах. Они смогут эффективно поддерживать не всю температуру по больнице, а конкретных больных, которые сейчас требуют срочного вмешательства. Чтобы было понятно, возьмем для примера аптеки – лицензированный вид деятельности, социально чувствительный к тому же. Аптечные пункты на селе достаточно сложно развиваются. По каждой позиции нужно получить массу разрешительной документации, в том числе лицензионной, и потратить на это большие деньги. А сети аптечные в маленькие села не идут. Как быть предпринимателю? И как мы его можем поддержать, если он у нас никак не выделен на законодательном уровне в отдельную категорию? Со стороны региона нет возможности прорабатывать и прописывать региональные меры поддержки для этой категории, потому что ее формально не существует.

Уже несколько лет вы настоятельно пытаетесь обратить внимание Федерации на ситуацию, которая коснулась предпринимателей, развивающих придорожный бизнес. Наметились какие-то сдвиги?

— Да, действительно, предложение о внесении изменений в федеральный закон № 257 (конкретно – статьи 20 и 22) – одна из глобальных инициатив, которую мы пытаемся продвигать. На владельцев дорожного сервиса сейчас возлагаются дополнительные расходы – за свой счет они обязаны осуществить строительство элементов примыканий к автотрассам с обустройством переходно-скоростных полос. То есть когда-то бизнесмен пришел на это место, обустроил, в частности, съезды с трассы к его предприятию, а спустя время власти, решив провести дорожный ремонт, нарушили это дорожное устройство. И восстановить его по закону обязан предприниматель. Стоит это от 5 до 50 миллионов рублей. Серьезная нагрузка. Не предусмотрены компенсации бизнесу. Более того, согласно действующей редакции закона, власти не имеют права провести ремонт за счет бюджета. Даже если имеют на это возможность. Кстати, с прошлого года этот вопрос стал актуален и для производственных предприятий, которые имеют съезды на трассы. В службе уполномоченного Тюменской области – вал обращений от предпринимателей. Для нашего региона из-за большой территориальной протяженности, высокой интенсивности ремонта и строительства дорог это крайне актуальная тема.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

https://img2.fedpress.ru/thumbs/370x222/2019/10/2345/baa53d6f3462e4769bb45d5787d30f6c.jpg

Право вместо обязанности. Тюменский бизнес-омбудсмен просит власти страны изменить закон

Совместно с Главным управлением строительства региона мы разработали законопроект и направили его в Госдуму. В первый раз нам его развернули. А сейчас мы добились того, что в правительстве все-таки признали необходимость внесения изменений. Наш законопроект взяли в доработку, и сейчас мы ждем реакции, по крайней мере появилась надежда.

Еще одна наша инициатива, которую я считаю крайне важной, – возвращение к пересмотру принципа расчета страховых взносов на фонд оплаты труда. В 2010 году был отменен единый социальный налог, который составлял 27 %. Для бизнеса это было подъемно и понятно. Но нормально работающую систему отменили, и сейчас так называемая налоговая нагрузка на оплату труда составляет 43 %. Для многих бизнесов такой размер страховых взносов становится кабальным, и предприниматели ищут схемы для экономии этих отчислений. Вместо роста налоговых поступлений возникает проблема ухода бизнеса в тень, а также его закрытия. Наша служба вышла с предложением вернуть принцип и механизм уплаты ЕСН или ввести аналогичный ему для всех предприятий малого и среднего бизнеса. Учитывая, что федеральные власти уже заговорили о том, что отмена ЕСН была преждевременной мерой, надеюсь, и тут вопрос сдвинется.

В Тюменской области сейчас утверждается новая инвестиционная стратегия. В ее разработке впервые принимал участие бизнес. По-вашему, как это сказалось в целом на стратегии?

— Безусловно положительно. В современных условиях уже невозможно делать стратегию инвестиционного развития области без участия бизнеса. Мне как омбудсмену новая стратегия близка и понятна, потому что упор сделан на внутреннего инвестора. Да, мы рады и инвесторам извне, встретим их с распростертыми объятиями. Но мне радостно, что уклон сделан на развитие внутреннего инвестора – тюменского предпринимателя.

В связке с властью

Насколько хороша новая инвестстратегия, станет понятно, когда мы начнем пожинать первые результаты. Поэтому я вижу задачей своей службы обеспечить обратную связь от предпринимателей, чтобы можно было оперативно управлять изменениями и вовремя корректировать некоторые моменты, формируя еще более эффективные механизмы поддержки предпринимателей.

Важный момент в этом случае – доверие предпринимателей. А они, полагаю, доверяют нам: количество обращений в службу уполномоченного растет ежегодно. Предприниматели привыкли приходить и приносить свои вопросы сюда. И это, наверное, главное в работе. Можно выдвигать сколько угодно инициатив, но если предприниматель не доверяет и не рассказывает уполномоченному, что реально у него болит, то зачем мы работаем?

Фото: Служба уполномоченного по защите прав предпринимателей Тюменской области, ФедералПресс / Елена Майорова